КАРИНЕ БАГМАДЖЯН И ЕЕ "ПТИЦЫ"

Первое знакомство с этой замечательной артисткой и красивой девушкой произошло в канун прошлого Нового года. Москва, последние дни уходящего 2005 года, крутая вечеринка крупной фирмы в загородном пансионате, шикарный банкет, яркая шоу-программа, а в заключение - изюминка вечера, долгожданный сюрприз. Молодая, изящная, обворожительная полуобнаженная танцовщица с ярко выраженной восточной внешностью исполняет экзотический танец с огромным удавом на плечах. Зрелище было настолько ярким, что участники вечеринки, позабыв о своих наполненных бокалах и полных тарелках, а кавалеры даже побросав своих дам, пробрались поближе к артистке. Приковав к себе внимание абсолютно всех собравшихся на минут пятнадцать-двадцать, она исчезла так же внезапно, как и появилась. . .
Прошло много месяцев. В разговоре с одним из московских армян я узнаю, что в Москве есть девушка-армянка, исполняющая экзотические танцы со змеями. По описанию точно подходит под виденный мною тогда образ. Навожу справки, ищу общих знакомых, и вот - есть контакт. Танцовщица оказалась Кариной Багмаджян, которая танцует все - от танцев народов мира до стиля модерн, от рок-н-ролла и хип-хопа до акробатических танцев с факелами и змеями под пряную восточную музыку. От папы-армянина ей досталась утонченная восточная внешность, от русской мамы - артистизм и любовь к сцене (мама работала режиссером).
Родители познакомились и поженились в Тынде, на стройке коммунизма БАМе, где отец строил, а мать заведовала молодежным театром. На гастроли мама начала возить ее с собой с ранних лет, иногда даже давала поучаствовать в представлениях. А потом отдала в школу акробатики. Там Карина выковала в себе упорство, неуемное стремление к достижению поставленной цели и, конечно, научилась великолепно владеть телом. Школу девочка закончила экстерном и сейчас учится в Московском университете культуры и искусств на пятом курсе. С родиной предков ее мало что связывает. В Армении она была один раз в детстве, но очень хочет приехать еще - уже в качестве артистки, с собственным концертом.
Карина часто выступает со звездами российской эстрады (в ее активе совместные выступления с модным гитаристом Дидюлей, Глюкозой, Наджиевым, группами ЛигаЛайз, Стритдэнс) на самых престижных сценах Москвы, пять лет подряд становилась лучшим соло-исполнителем международного конкурса "Танцевальный Клондайк", имеет и множество других наград - фестиваля "Российская звезда", "Фестос", "Красота, мода, музыка". Снялась в нескольких кинофильмах, участвует во многих телепередачах, ставит хореографические номера для выступлений многих эстрадных коллективов. Много гастролирует по России, СНГ, выезжала на Запад. Сейчас у нее есть свой ансамбль танца "Птицы", который является частым и желанным гостем на многих молодежных праздниках. Ну а сама она почти каждый вечер демонстрирует свое мастерство на разных престижных мероприятиях.
Казалось бы, что особенного - сейчас на эстраде много хороших танцоров. Но тому, что делает Карина, аналогов не много. Она не танцует, она говорит языком тела, страстью и бешеной энергетикой раскаляя зал. Ее танцы со змеями - неописуемое зрелище. Ощущение восторга от красоты женского тела и движений, завораживающей пластики и какого-то мистического образа. На нее, танцующую, хочется смотреть еще и еще, от нее в зал течет река любви, возвращающаяся морем восторга.
- Люди привыкли, что танцы - это развлечение. А для тебя это работа?
- И не развлечение, и не работа. Это мой мир. Я говорю с людьми, с миром на языке танца. Ведь танец - это не просто древнейшее искусство, это еще и универсальный язык, понятный всему миру. Танец - очень сильное оружие, мощное по своей внутренней энергетике и яркое по внешнему эмоциональному рисунку.
- Но согласись, танцы со змеями как-то напрягают. Молодая обворожительная девушка и змеи. . .
- Ты хочешь спросить, почему я их не боюсь? Да потому, что у женщин и змей очень много общего. Я многому у них учусь - терпению, пластике, мудрости. Они умны, трудолюбивы, чистоплотны, красивы и преданны. Недаром им поклонялись в древнем Египте. Сейчас у меня четыре змеи, а вначале был только питон Вася, с которым я начинала. Он и сегодня самый любимый. Однажды один мой знакомый сказал, что во мне есть что-то змеиное, не зная, что у меня в доме живут змеи. Я не обижаюсь - даже наоборот. Ведь это только у нас назвать женщину змеей означает ее обидеть. А на Востоке это символ мудрости. . .
- А почему твой коллектив тогда называется "Птицы"?
- Потому что, во-первых, так назывался мой первый номер, а еще потому, что это слово точно определяет наш стиль танца, - свободный, независимый и вольный, как полет птиц. И вообще я танцам учусь у птиц, животных, облаков, деревьев - они настоящие, такие, какими их создала природа.
- В последнее время на сцене и в танцах особенно стало много эротики. . .
- Ну вот и ты видишь в моих танцах эротику, сексуальность. А в моих танцах лишь ярко, откровенно демонстрируются принадлежность к одному или другому полу - женственно или, наоборот, мужественно. И ничего обидного или плохого в этом нет. Для меня, например, самым сексуальным мужчиной является Армен Джигарханян. Где бы я его ни видела, я всегда чувствую сильное мужское начало, настоящего Мужчину. Ну а Женщина, соответственно, должна побуждать мужчину творить, строить, созидать, создавать, совершать подвиги. . . Не зря создатель наградил ее красотой, интуицией, грацией, пластикой, чувственностью, умением любить. Надо только уметь пользоваться этим даром. В том числе и в танце.
Сейчас много отличных коллективов, солистов, танцоры хорошо двигаются, выделывают головокружительные трюки. Но, извините, за душу не берет. А надо, чтобы от твоих эмоций в танце у людей мороз по коже или слезы на глазах появлялись. Так мог завораживать своим танцем великий Махмуд Эсамбаев. Сейчас, к сожалению, таких на эстраде нет. Я поэтому и в цирк не пошла, хотя много приглашали - там господствует трюк, искусство удивлять. Или в балете, где все наперекор природе - начиная от позиций ног, заканчивая колодками на ногах под названием пуанты. Я же за первобытный в своей основе танец - с минимумом одежды и босыми ногами, чтобы не мешать красоте естественных движений. Мое нынешнее состояние души дает мне такой внутренний посыл, что танцы, даже простая хореографическая импровизация, получаются откровенными, чувственными, эротичными. Наверное, позже мои танцы станут философичнее - жизнь внесет свои коррективы. Но это будет позже. А сейчас я радуюсь жизни и стараюсь радовать других.